БАХМУТСКий СТОРОЖ  

Летопись"БАХМУТСКОГО  СТОРОЖА".

Соленый БАХМУТЪ.

КТО ЖЕ ВСЕ ТАКИ ВАРИЛ СОЛЬ НА РУСИ ?


СЛАВЯНЕ- ВАРЯГИ- КАЗАКИ-РУСКИЕ -ХАЗАРЫ- УКРЫ ?!
Бахмут - это лошадка...!?
Хазары - не евреи !?
Славяне - не варяги !?
Скифы,Сарматы- не славяне !?
Бахмутский сторож раскрывает все  свои тайны!

Для справки:   Во времена князя Владимира Святославовича, еврейского полукровки -байстрюка,  крестившего Русь огнем и мечом, хазар хоть и называли «бахметами», но даже по тюрской версии название «Бахмут»,   на древнедагестанском – кумыкском (аланском) языке - переводится как

        «САД В ДОЛИНЕ» или «ЦВЕТУЩАЯ ДОЛИНА».  

(О.С.ДАДАШОВ  и С.И.ТАТАРИНОВ в своей работе 

"БАХМУТСКИЙ   КРАЙ И ХАЗАРСКИЙ КАГАНАТ. VII – IХ вв.")

Так что никакая это не степная лошадь.

Экскурс старшего научного сотрудника Бахмутского краеведческого музея

Абрамова Олега Евгеньевича. 

(всякая версия имеет право на существование, но не эта)

А со старославянского, что ближе к истине

 БАХМУТЪ -означает:

Б- Боги

А- Аз,Ас, Личность

Х- (Херь) херить, завершать, исполнять задумки

М - мыслить, преобразовывать, улучшать

У - (Укъ)- призывать к добру и объединению

Т - Твердо, т.е. утверждение свыше

Ъ- Ерь - процесс, который не закончен, но продолжается

              ("Тако бысть ,тако еси, тако буди!")

Боги Асов завершившие задуманное, обращаются и призывают к добру и объединению.

Так было , так есть и так будет !

Государственным символам Украины более 5000 лет. Князь Кий -основатель Голубой Орды !

Несмотря на тысячелетие, прошедшее после гибели Арийской Империи, в памяти наших современников всё ещё сохраняются предания о легендарных кшатриях — правящем воинском сословии ариев.
Однако, лишённые подлинных исторических знаний, мы считали знаменитое произведение "Махабхарата" всего лишь памятником древнеиндийского эпоса.
Каждый кто исследует историю казачества в глубь веков на рубеже IХ-Х веков легко обнаружит край целенаправленно оборванной путеводной нити в прошлое.
Но на основании проведенных глубоких исследований, сегодня можно смело утверждать, что казаки — это арийские кшатрии (витязи). Что они имеют славную, многотысячелетнюю историю. Что это наши прадеды сражались на поле битвы в Куру-кшетре 5100 лет назад. Что это нашему Царю Арджуне Бог поведал Самые Сокровенные Знания о человеке и о Законах Мироздания.

Сегодня казаки, как и все триста миллионов славян вчера ещё единой страны, разрознены, хотя казалось бы все хотят одного и того же — возрождения древних традиций, культуры, образа жизни. И ликвидировать эту разобщённость, а порой и враждебность, не удастся до тех пор, пока люди следуют взаимоисключающим политическим пристрастиям, основанным на стремлении удовлетворить свои чувства, на эмоциях, а не действуют на основе Совершенных Знаний.

Возвращение же нам единого арийского мировоззрения, на фундаменте которого и сформировались тысячелетия назад национальные традиции каждого народа, славные казачьи традиции, культура и уклад жизни, консолидирует народы и сделает их той силой, которая восстановит арийскую государственность и воссоздаст Духовную Сверхдержаву.
ИСТОРИЯ ГОЛУБОЙ ОРДЫ (КНЯЖЕСТВА КИЕВСКОГО) .
Основателем Голубой Орды и славянского государства на западных землях от Семиречья становится князь Кий и его сыновья Щек и Хорив, которым за храбрость и доблесть в битве при Курукшетре(Индостан) была дана такая милость от царя Арджуны (описание сего есть в Махабхарате и книге “Велеса”).

"Велесова книга":
"Тамо веселие велико нас обыяше. И тамо рече Отца глас:
— Ариевы три сыны, разделиться на три рода. Идти на полудень и на запад Солнца.
И так стало. Кий, Щек и Хорив поделились на три рода. И так поделав, пошли кто куда".
А никуда не пошедшие, оставшиеся на этой территории арии живут там четыре тысячи лет, до сего дня сохранив древнее название, лишь оставив от "кх", в используемой ими кириллице, букву "х" — "казахи".
Братья Кий и Щек пошли на Запад.
"И узрели степи цветущие и зелёные. Тамо стояли лета два. А после мимо идша, понеякоже хищники пооколо.
Пройдя мимо Каялы, шли до Непре (Днепра). Яко тый всякой пре границу отгородил И ворогам злым преткновение было на Непре".
И дошли до гор Карпенских (Карпат), где жило славянское племя карпы. В переводе с санскрита — "меченосцы". Хотя есть и другие значения слова "Карпа-ти" — "То — отказавшиеся от богатства", "то — сострадательные". В соответствии с философией "нйаайа", все три значения правильны. Позже историки: Птолемей, Зосим, Евтропий писали, что "славянское племя карпы, карпени" проживало на нижнем Дунае, на Пруте и Серете и что Римские Императоры, воевавшие с карпами в ІІІ-ІV веках после Рождества Христова, считали для себя почётным титул "Саpricus". И по сегодня на Украине сохранилась фамилия Карпенко.
Третий же сын Ариев, Хорив, расставшись с братьями в Казак-стане, пошёл на юг. Имя его образовано от Имени Бога Солнца. "Гхорна", в переводе с санскрита — "зной, жара".
Как понятно каждому лингвисту и филологу, специфический санскритский звук "гх" произвольно трансформируется в два самостоятельных звука: "г" или "х". Поэтому далее, в Песне седьмой "Велесовой книги", Волхвы именуют Хорива, возглавлявшего ватагу (вооружённый отряд)- Горо-вато.
Люди атамана Горовато, хор-ваты, миновали с юга Каспий и Чёрное море.
Кстати, сегодня никто не оспаривает утверждение, что Каспий издревле носит Имя супруга Богини Винаты — Кашьяпы. одного из первых Великих Мудрецов,созданных Сварогом. В Их семье родился Господь Гаруда, Птица Сва Слава. А Веды повествуют о том, что прародительницей ариев-иранцев является прекрасная небесная апсара Ираа, племянница Господа Гаруды. Она родилась на высших Райских планетах и Её Мать — Богиня Кашьяпа (дочь Мудреца Кашьяпы и Богини Винаты), а Отец — Дакши, сын Сварога.

Далее хорваты на боевых колесницах прокатились волной через Месопотамию, Малую Азию, Палестину... и 2750 лет до Рождества Христова основали Трою. А 750 лет спустя, согласно документам Тель-Амаринского архива, они дошли до Египта, войдя в историю под именем хетты.
Язык хеттов, к счастью, расшифрован и доступен для сопоставления с западными и восточными индоевропейскими языками. Близость данных языков не просто велика. Она свидетельствует о существовании единого праязыка и единой культурной прародины у хеттов и славян. А если вы откроете Синодальную Библию, изданную Московской Патриархией в 1994 году, то на карте "Путь евреев из Египта в землю Ханаанскую" увидите название того времени "гора Синай-Хорив". А на карте "Царство Иудейское и Израильское" — два города, названных Именем Ведического Бога Рама. И на карте "Галилея у Геннисаретского озера" — город с двойным названием "Беф-Сан (Скифополь)".
После столкновений с мидянами (курдами), которым эта земля была выделена Императором Йудхиштхирой, русичи-хетты ушли на Балканы, где и сегодня именуются хор-ватами, а часть дошла до Аппенинского полуострова, где получила прозвище "этруски". В переводе с праарийского языка санскрита — "это русские". А название одного из основных Священных Писаний этруссков "Суда" переводится с санскрита — "Жертвующие".
"Велесова книга":

"Три рода ти осели, всяк договорившись со своими. И Кий бо реше: "Стоять городу". И тому имя дано — есть Киев."
Ибо в последние пять тысяч лет в мире всегда находились силы, заинтересованные в натравливании одного народа на другой для достижения своих корыстолюбивых целей Но публикуя тщательно скрываемую и уничтожаемую ими историческую информацию, мы лишаем их возможности натравливать один арийский народ на другой, посредством лжи и спекулятивных ссылок на якобы бывшие в прошлом взаимные обиды и завоевания.
Не только в древнеарийских книгах, но и у Египетского историка Птолемея Александрийского (175-182 г.г.) можно найти запись, что по левую сторону Днепра живут хуны.
И византийский историк III-го столетия после Рождества Христова Марциан Гераклийский писал, что по обе стороны Днепра, за аланами, живут хоаны.
В разных языках звуки и буквы "X" заменяются на "Г" и на "К".
Поэтому северогерманский хронист ХI-го века Адам Бременский именует нашу державу "Гунигард" и указывает название столицы "Хивен", т.е. Киев.
Его соотечественник в ХII-м веке Гельмольд, в своём фундаментальном труде "Хроника славян", тоже многократно повторяет, что все славянские земли лежат на востоке от Дании и именуются Гунигард из-за их населения гунов и столица их — Хуе.
В скандинавских сагах могучая славянская держава Гунигард названа Канугард. а столица славян (гунов) именуется Киенуборг, т.е. буквальный перевод — "город Кия".
Кстати, в этих же (и в византийских, и в греческих, и в скандинавских, и во многих других Европейских) документах и летописях отмечается, что ещё более древнее название города Киева — Самбатас.
Но тут же все исследователи лживо заявляют о полной невозможности объяснить происхождение этого названия. А всё потому, что им так хочется зачеркнуть любую память об арийском происхождении славян и о какой бы то ни было связи с Индостаном. А стоит заглянуть в санскритско-русский словарь и мы увидим: "Самботана" — "познание". "Самбуди" — "Совершенное Знание".
Ещё бы! Ещё раз вспомним, что от праарийского слова р'ши, р'сши — "мудрецы" произошло и название территории — Рисши-ка, Рисшия, Росшия, вновь заселённой потом вернувшимися сюда боевыми соратниками Арджуны, лично услышавшими Совершенные Знания от Самого Крышня.
А теперь задумайтесь до какого уровня деградации сумели довести нас наши внешние и внутренние противники, в условиях никогда не прекращавшейся идеологической войны. Как искалечить мировоззрение ариев, если триста миллионов славяно-арийских людей совершенно искренне считали и считают, что они произошли от обезьян. Сами утверждают и настаивают, что ещё тысячу лет назад они были дикарями.
Только животномыслящее существо могло выдвигать и принимать такие версии. Наши же предки были на высочайшем уровне цивилизации. Обладали Совершенным мировоззрением. Поэтому все наименования племён, гор, рек, городов, носили мировоззренческий характер. И это было не просто наименование объектов и субъектов. Люди знали силу звуковых вибраций, знали, что на тонком мистическом плане к каждому объекту и субъекту притягиваются одноимённые энергии, придавая ему соответствующие качества. Наши предки знали, что произносимые слова — это звуковые вибрации, не только передающие смысл сказанного, но и формирующие на тонком плане канву конкретных событий, явлений, которые затем неумолимо реализуются и в проявленном виде. Конкретные вибрации способствуют достижению конкретной цели. Поэтому племена, горы, города и реки носили Имена Богов, а не имена скотов.

Издревле на Руси боевым кличем воинов было "У-Ра!!!". Сегодня никто не задумывается над тем, что идущие на смерть воины, владеющие высшими Знаниями, не могли орать бессмыслицу. Изучая Веды, наши предки знали, что воин, сражающийся на поле брани за религиозные идеалы, в случае гибели немедленно отправляется на высшие Райские планеты. И главная из них — Солнце. Древнее название Солнца — "Ра". И издревле, так же, как все арийские воины в битве при Курукшетре, славянские витязи в боевой групповой медитации бесстрашно и радостно кричали о своей готовности отправиться " у Ра !!! ", т.е. на Солнце. Одновременно же, Солнце является постоянным воплощением Верховной Личности Бога здесь, в материальном мире. Поэтому, в зависимости от уровня сознания конкретного воина, он мог, оставив тело, отправиться и в Мир Антиматериальный, туда, где пребывает Верховная Личность Бога — на планету Крышна-Лока.
И общеизвестно, что "У Ра!!!" — это боевой клич казаков (кшатриев), до ХVII-го века обривавших наголо головы и оставлявших лишь на макушке пучок волос, заплетаемых в косичку, так же, как и у монахов-вайшнавов.
Вот он, уровень наших предков, наивысший — вышеньши, крышеньши.

В одной из Своих четырёх рук Господь Вышень держит булаву. И она же являлась символом гетьманской власти у казачьего Батьки, Гетьмана. Булава — это не только символ власти, но и боевое оружие. Причём, исключительно древнеарийское. И именно так оно именовалось и у Запорожских казаков, и в древнерусских былинах. Да и не применялась булава, т.е. дубина, в качестве оружия, ни в одной армии наших противников.

От Имени Господа Крышня, находящегося выше всех Богов и защищающего от невзгод происходит слово "крыша", как высшая часть в построенном жилище, защищающая людей от непогоды.
Преданные Господа Вышня на Руси чтили дерево, созданное Вышнем и обладающее Его энергией. На Украине и сегодня называют это дерево "вышня", а в России — "вишня". Употребляя его плоды, или вишнёвый сок, человек приобщается к энергии Вышня.
В отличие от Древнего Египта, Древнего Рима, или Древней Греции, на территории арийско-славянского государства никогда не было рабства. Ибо Ведические Законы Ману запрещают рабство.Отсутствовало и сверхцентрализованное общеимперское администрирование. Ибо все народы и племена Империи, независимо от своих традиций и специфических культурных и этнических различий, жили по Законам Вед.
Духовное самоуправление на основе Знаний пронизывало все без исключения уровни общества — от высших эшелонов власти, до сословия Тружеников, и до каждой отдельной личности.Обязанностью ОРДЫ и ордынцев было хранить целостность территории от внешнего врага и от внутренних распрей князей.
Обязанность же земледельцев и ремесленников — содержать Царя и регулярную, многоплемённую казачью Армию.
В V-м веке от Рождества Христова Византийский дипломат Приск Панийский, посетив Киев, столицу Царя-славянина Аттилы, пишет:

"Меня удивило, что скиф говорит на греческом языке". Но вскоре всё стало понятно. "Постольку дружина у них состоит из разных варварских народов, то дружинники, кроме своего собственного варварского языка, перенимают один от одного и гунскую и готскую и итальянскую речь; итальянскую — от частого общения с Римом... Тот, который приветствовал меня, имел вид человека, который живёт в достатке и даже в роскоши. На нём была красивая одежда и волосы имел подстриженные в кружочек..."
"Под горшок" на Руси стриглись все мужчины, кто не был посвящён в казаки. Это общеизвестно.
"Велесова книга":
"Боги русские не берут жертв людских, или животных. Только плоды, овощи, цветы и зерна, молоко, Божественный напиток, на травах собранный мёд. Николижде живу птицу и не рыбу.
И се варяги и эллиньшты Богам даяшуте жертву иную и страшную — человеческую. И то не должны делать, якось мы Даждьбоговы внуки. И не можем следовать по стопам чужеземцев".
КИЕВСКАЯ РУСЬ была лишь составной (в такой же степени как и другие самостоятельной) частью огромной, могучей АРИЙСКОЙ ИМПЕРИИ. Сарматы, скифы, скифы-сколоты, русы, аланы, роксалане (русколане), анты, занимавшие территорию от Тобола до Дуная — это родственные арийские народности, которые следовали единому мировоззрению, единому учению, и в последнее тысячелетие до нашей эры перемешались уже настолько, что иноземные летописцы именовали их всех, вместе взятых, любым одним из этих наименований.
"Сарматы" происходит от санскритского "сар-мати" — "идущие в соответствии с учением".
От общелингвистической частицы отрицания "а" и санскритского слова "диг" — "стороны света, пределы видимости, край горизонта, мир" произошло название народа "адыги' — "не от мира сего". Город Адыге-Хабль переводится с санскрита, как "не от мира сего, избегшие западни". Имеется ввиду, что люди, знающие свою Антиматериальную природу и живущие в соответствии с Высшим Знанием, избегают западни материального мира.
Заволжское племя "нагаи" — это тоже славяне, ибо ведут свой род от Птицы Сва Славы, Орла Гаруды, одно из Имён которого Нага-антака — "Истребитель змей".

В V-м веке Правителем Голубой Орды со столицей Киев был славянский Царь Аттила. Имя его, в переводе с праарийского языка (санскрита) обозначает "странствующая частица, атом", что само по себе свидетельствует о глубочайших познаниях славян об истинной природе души и сущности человеческой, в том числе Царской, жизни.
Учёный и писатель из города Киева Иван Иванович Билык утверждает, что истинное имя Аттилы — Богдан Гатыло. Постольку его излюбленным оружием в сражениях была огромная дубина. Отсюда и прозвище, ибо на украинском языке "гатыло" — "дубина", т.е булава, "гатыть" — "ударять". Мы можем подтвердить его утверждение тем, что и на санскрите "удар" — "гата". И перед нами вновь блестящий объект для практики игрецов (скоморохов), когда вскрывается несколько версий происхождения одного имени и каждая из них верна.
Приск Панийский отмечает, что Аттила сам называет свой народ скифским. А когда посол Максымин во время переговоров упал духом, то Приск пошёл с ним сам, "прихватив с собой и Рустикия, потому что он знал скифский язык".
Заметьте, это первая половина пятого века, когда по официальной романовско-советской истории и утверждениям Церкви, не было никакой славянской государственности. Поэтому арийский полководец и Царь Аттила, дошедший с боями до Франции, покоривший Италию, к которому выходил лично папа Римский Лев I умолять его не разрушать Ватикан, до сих пор причисляется романовскими историками и пост-советскими политиками к каким-то канувшим в лету азиатским кочевым скотоводческим племенам.
А ведь общеизвестно, что приезжавший к Аттиле в Киев Византийский дипломат Приск Панийский записал, что на всём пути следования их посольство торжественно встречал хор девушек и что гостям вручали хлеб с солью Чего не бывало и не могло быть у скотоводческих племён. А за столом их угощали "мёдом". Именно так это иностранное для византийцев слово и записано у Приска. И угощали этих мясоедов, как они записали, "стравой". На языке древних русов, это пиша, приготовленная с травой, т.е. вегетарианская. В современном украинском языке и сегодня "страва" — это просто "пища".

В "Апокалипсисе" и в "Житии Василия Нового" указано, что Рос, Гог и Мог — это названия конкретных народов.
Древнееврейский историк Иосиф Флавий (Иосиф бен Маттитъяху) в своей работе "События давних лет" писал о населении нашей страны: "Магог царствовал над тем народом, который позже был назван — магогами, а греки называли его скифами".
В начале VI-го столетия архиепископ Кесарийский Андрей, в комментарии к Апокалипсису утверждал, что гог и магог — "скифские племена, которых мы теперь называем гунскими".
Чтобы положить конец заблуждениям и спорам историков о личности Кия, о времени и месте основанного им города Киева, достаточно напомнить всем, что за четыре с половиной последних тысячелетий был не один легендарный Кий у нашего народа и не один город с таким названием. Причём, в достаточно удалённых друг от друга местах, по ходу миграции славянских племён.
А битва в астрале Ведического Витязя, последний раз вошедшего в легенду под именем Георгия Победоносца, с ползущим на нашу территорию фарисейским Змием Кали происходила не раз, из века в век.

"Велесова книга":
"И се бо Змий — суть враги, идущие с юга, от Боспора выбитые. С которыми деды наши ратились, отражая.
И се хотят греки отъячить землю нашу, и ту не дадим, яко же суть наша, и не упустим, а се тварь та, Змий — есть погибель наша".

СПРАВКА
Санскритское слово "гріх" переводится — "грех", т.е. отступничество от Ведических Богов. Греками, или реже ромеями, и в исторических хрониках, и в обиходной речи, именовались все жители Иудо-христианской Империи Константина Великого. Сама Империя именовалась Греческой, её Императоры — "греческими Императорами". И лишь в /9-20 веках, задним числом, эту Империю назвали Византийской.
Фарисейство покоряло Византию не только с Юга и с Запада, но и с Севера. Здесь эту роль взяло на себя тюркское племя, всё ещё входившее в состав Арийской Империи, но правители которого приняли иудаизм, за что и были названы "Хазарский каганат".
СПРАВКА
"Ха", в переводе с санскрита — "предатели", "зар" — "ушедшие". Название их столицы Сар-кел — "поток чувственного наслаждения", или "ушедшие из-за стремления к чувственным наслаждениям".
После сокрушения Римской Империи, после порабощения и полного разложения Византийской Империи, Змий павлинизма, т.е. сотворённой Савлом лжехристианской, искусственной, диверсионной религии, устремился на славянские территории.Для защиты от этой ” христианской диверсии” был избран тот славянский полководец, который впоследствии вошёл в историю, как "Батый". Так на Западный, латинский лад звучал древнеславянский титул "Батя". И в условиях реальной внешней угрозы он отправился получать подтверждение преданности от князей.
"Велесова книга":
"Во время же готов, или при появлении варягов, избиряше те себе княжить Батю. И той юношей веденши до сечи суровой".
Кстати, в "Велесовой книге" титул древнеарийского вождя "Отец Арий" обозначает именно его кшатрийский Царский статус.
Казаки нередко сами себя именовали "татароха, татаровя", что буквально переводилось с праарийского (и с санскритского) — "Царские всадники", или "Батевы всадники". Т.к. на санскрите "отец" — "тата", а "всадник, скакать верхом" — "роха". На Украине и сегодня все обращаются к отцу словом тато. А в Якутии сохранилось название города Батько.
С VI-го по IX-й века после Рождества Христова, Русь неоднократно подвергалась нашествиям и со стороны иудейского Аварского каганата. В переводе с санскрита, "Авар" — "снизу, нижний". Особо обращаем внимание на то, что наименования народам выдавались не произвольно их противниками, а они были их именем собственным. Т.е. они и сами себя так именовали. Ибо без всякого лицемерия, каждый человек и каждый род откровенно занимал то положение по отношению к Богам и мировоззрению, какое хотел. И хазары, готы и прочие Иегоуншты, с не меньшей гордостью чем Анты, бу-ряты, сар-маты, а-ланы и прочие арии, носили свои отличительные названия. Авары" — демоны, "пришедшие с низших планет". Тысячу лет нас дурят, рассказывая о каком-то канувшем в Лету скандинавском племени варягов и его вождях Рюреках. Чушь.
Само имя "Рюрик" отсутствует в Скандинавии. Отсутствует оно и в святцах. Ибо это одна из форм иудо-христианского имени Гюргий, пишущегося сегодня как Георгий или Юрий. До XVII века "Георгий" и "Юрий" — это было не два имени, а одно и то же. И этот беспородный и ранее никому неизвестный пёс получил его при крещении.
СПРАВКА
Ни в исторических источниках, ни в эпосе народов Скандинавии, нет ни малейшего упоминания о варяжском племени "Русь" и о, якобы скандинаве, Рюрике.
На подробнейшей карте мира такого слова нет. Нечто подобное упоминается единственный раз. Это город Варегово (без гарантий, что это — Варягово) около Ярославля.
Обратимся к праарийскому языку. На санскрите "варяги" — банда отщепенцев, которых следует избегать.
Рюрек был варягом.
Как видите, не зря одним из средств ведения идеологической войны является засорение нашего языка. Чтобы мы не могли в старорусских словах найти массу ключей к разгадке исторических "тайн".
Рюрек и Аскольд стали наёмниками у Иегоунштей. В ранневизантийских летописях сохранились свидетельства о крещении Аскольда и Дира константинопольским патриархом Фотием во время царствования императора Михаила — "фотиево крещение славяноруссов".
В начале ХIII-го века окрещавленные фарисеями сепаратисты, уже две сотни лет развращаемые и подкупаемые папской агентурой, захотели полностью ликвидировать арийскую систему правления. И тогда Батый, возглавлявший Общеимперскую многоплемённую казачью Золотую ОРДУ, начал приводить их в чувство путём отсечения головы от тела.
В 1238 году под ударами Золотой Орды пал Киев, ставший основным форпостом антиарийской заразы.

В результате, в отдельных славянских регионах Империи, вместо князей, давно отменивших Вече и передававших власть по наследству, были назначены наместники Царя. Выражаясь современным политологическим языком, арийское сословие кшатриев, руководимое Царём, взяло власть в свои руки, и была "установлена мягкая военная диктатура". Власть ОРДЫ.
Гражданское население, как и прежде, платило дань на содержание Имперской Армии. Если же горожане, не понимающие всей сложности происходивших этно-культовых процессов, вдруг начинали бунт, князь, теперь уже назначаемый Царем, покидал город, а Орда усмиряла бунтовщиков.
Сегодняшнее слово "правление" на древнеславянском языке звучало как "иго". И не несло на себе никакого оттенка жестокости Кстати, имя "Игорь" обозначает "Правитель".
В XIII — XIV веках в Западной Европе был период феодальной раздробленности. Языками международного общения и доступного для всех документирования были латынь и древнегреческий. Общеизвестно, что эти языки изучали даже в гимназиях России до самой большевистской революции.
В документах и летописях крошечных Европейских государств нашу Империю, раскинувшуюся на две части света, именовали Великой. "Великая" на греческом языке звучит "Мегалион''. Отсюда древнеславянская формулировка "власть Великой Орды Царских всадников" была переведена на Западе, как "Иго монголо-татар".
И такое название трёхсотлетнего прямого правления казаков в сепаратистских регионах Империи встречается ТОЛЬКО в Западноевропейских документах.

Ни в одной из сохранившихся древнеславянских летописей, НИ В ОДНОМ документе доромановского периода, ни разу не встречается Западноевропейский термин "монголо-татарский". Ни разу не встречается слово "хан". ВЕЗДЕ говорится ТОЛЬКО "Царь Ордынский". Ни в одной летописи вообще нет и намёка на иноземное владычество, а описываются обыденные события: какие построены церкви, кто из князей на ком женился и т.п.
Нет формулировки "монголо-татарский" и в Византийских, или иранских документах того времени.
Кстати, тысяча вооружённых всадников в Орде именовалась "тьма". Т.е. эта масса своим количеством и поднятой пылью способна была затмить солнце.
И этот военный термин — не монгольский, а древнеарийский и славянский. "Затмить". На санскрите — "тама".
Ещё и в семнадцатом веке русский посол в Англии Григорий Микулин не мог понять обращённый к нему вопрос шотландского посла: "Как ныне с Великим Государем вашим Татаровя?" А Григорий у посла уточнял: "О которых Татарех спрашиваешь?"
Отметьте, что в документе в обоих случаях, слова "Татаровя" и "Татарех", т.е. "Тата-роха'' написаны с большой буквы Ибо "Тато" — "Отец, Царь". А непонимание возникло потому, что шотландский посол под татарами имел ввиду какое-то иностранное племя, а русский под этим термином подразумевал казаков — Царских всадников, несущих регулярную военную службу. И добавляет: "У Великого Государя нашего у его Царского Величества служат многие бусурманские Цари и Царевичи и Татаровя многие люди, Царств Казанского и Астраханского и Сибирского и Козацкие и Колматские Орды и иных многих Орд..."
В силу личного регионального диалекта, в слове "казацкие" и в слове "Кал-матские" посол употребил букву "о". Но для нас ценно то, что мы имеем документ XVII-го века, свидетельствующий о происхождении названия Калмыцких Орд. В переводе с праарийского языка, "Кал-мати" — "Преданные Учению").
Заметили, что здесь уже у окрещавленного романовского прихлебателя откровенно проявляется чувство пренебрежения и превосходства над ордынцами? Поэтому он позволяет себе по отношению к ним употребить термин "бусур-манские". Читатель помнит, что "бусар" — "источающий отбросы, нечистоты", а "ману" — "человек".

Но то, что не только в древности, а ещё и в начале XVIII-го века все казаки именовались татарами, подтверждает рукописная карта Азовского моря, составленная в 1702 году, на которой сохранилась надпись: "Съёмка и промер производились при участии Петра I". На ней, в районе Крыма, написано: "Крымские татары". А на Кубани написано: "Кубанские татары".

Но вскоре, устроив "Великую смуту" и захватив власть путём государственного переворота, что документально доказано многими авторами и нами в частности в книге "Арийская Империя. Гибель и возрождение", Романовы приказали поименовать Бориса Фёдоровича, законного престолонаследника ОРДЫНСКОЙ династии, фамилией его матери — Годунов.
Они приказали ввести в сфальсифицированную историю Руси западноевропейский термин "монголо-татары", в отношении своей собственной, казачьей Орды (Армии), и красочно описать вымышленные зверствования "иноземного ига недоразвитых Азиатских племён".
Они приказали написать о якобы имевшем место "завоевании" Астрахани, Сибири и иных территорий Иваном Грозным. Территорий, которые и до этого, тысячелетиями были и оставались неотъемлемой частью единой, (неколониальной) Империи, объединявшей множество высокоразвитых
арийских племён, мудрецов, обладавших Совершенным Знанием и высочайшей Ведической культурой.
P.S. (Желто-голубой цвет украинского флага ,Голубой Орды) -это цвета Бога Кришны.Отсюда фасон и цвета национальной одежды украинских славян.

_____________________________________________________________

Полковник казачьих войск, академик В.В.Данилов и крупнейший специалист в области глобальных геополитических и этно-культовых исследований И.В.Мочалова

ХАЗАРСКИЙ КАГАНАТ

«Первая» Хазария (650—969 гг. по РХ) – контролировала территории Предкавказья, Нижнего и Среднего Поволжья, современного северо-западного Казахстана, Приазовье, восточную часть Крыма, а также степи Восточной Европы вплоть до Днепра.

Столица Хазарского каганата, созданного кочевым народом —  хазарами - первоначально находилась на территории современного Дагестана (вБеленджере и Семендере), позже была вытеснена арабами в низовья Волги (Итиль). Но подлинное начало падения Хазарии связано с принятием иудаизма частью правящей элиты. Окончательный разгром каганата произошёл в результате военного похода Древнерусского государства.

Первоначально, произошедшие из тюркских и угорских племен, хазары придерживались традиционных языческих верований. Главное место в пантеоне занимал бог неба Тенгри, живым воплощением покровительства которого считался вождь хазар - каган. Он обладал «кут’ом» — особой жизненной силой, которая обеспечивала счастье народа. Кроме того, хазары поклонялись богу молний Куару, женскому божеству плодородия, верили в богов дорог, поклонялись солнцу и луне. Так же широко был распространен культ священных деревьев.

Расположение на стыке христианского и исламского миров, а также распространения по торговым путям иудеев, привело к проникновению в Хазарию трёх направлений монотеизма. Однако основное население Хазарии оставалось языческим.

Христианство пришло хронологически первым в пределы языческой Хазарии. В 682 году один из хазарских вассалов – дагестанский князь Илп-Илитвер - крестился и уничтожил местный языческий «священный дуб». Из вассалов каганата крупнейшей христианской территорией стала Кавказская Алания (хотя в VIII в. под давлением аланский царь на время перешёл из христианства в иудаизм). Т.о. образом, христианскими стали юго-западные территории каганата.

Ислам вошел в Хазарию во время арабо-хазарских войн. После поражения, понесённого от арабов в 737г. по РХ, по ряду источников, каган временно принял ислам для предотвращения дальнейшего разгрома Хазарии .

В вытесненной из Дагестана на Волгу новой столице Хазарии - Итиле – стала возникать мусульманская община. С IX в. исламской стала и гвардия бека (халифа), но эта вера смогла  укрепиться в этом регионе только во время Золотой Орды, принявшей ислам в качестве государственной религии в XIV в по РХ. Т.е. через три века(!) после падения Хазарии.

Иудаизм - проник в самую верхушку хазар в 740 г. по РХ – через три года после поражения от ислама. Тогда один из хазарских военачальников в Дагестане - Булан - принял иудаизм .

Отметим, что в Дагестане, расположенном на южной окраины Хазарии, иудейские общины  оказались в VI веке после неудачной попыткиМаздакитского восстания в Иране (499-508 гг. по РХ, сам факт массового бегства иудеев из Ирана наталкивает на мысль, кто на самом деле был идеологом провалившегося восстания – в виде насильственного осуществления «данного богом» всеобщего равенства - эдакого прото-социализма, основанного на смеси манихейства, гностицизма и извращенного зороастризма).

Принятие Буланом иудаизма и финансовая поддержка иудейских торгово-ростовщических общин укрепили позиции этого клана, в то время как положение правящей языческой династии стало ухудшаться из-за сокращения военной добычи.

Окончательное проникновение раввинистического иудаизма в правящую верхушку разделенной несколькими религиями Хазарии произошло через 60 лет - в начале IX века, когда потомок Булана -  Обадия занял второй после кагана пост в государстве, сосредоточив в своих руках реальную власть. Именно он выстроил синагогу, ввел изучение иудаизма в школах, и способствовал миграции «богоизбраных» идеологов из других стран, выплачивая «еврейским мудрецам» щедрое вознаграждение. С этого момента в Хазарии установилась система двойного правления, при которой номинально страну продолжали возглавлять каганы из старого царственного рода, но реальное управление осуществлялось от имени иудейского клана  Буланидов.

Реформы иудея Обадии ознаменовались конфликтами в хазарской верхушке, что привело к скорой смерти самого Обадии, его сына Езекии, а затем и внука —  Манассии, которые правили достаточно мало. После этого реальная власть перешла брату Обадии —  Ханукке, за линией которого она и сохранялась вплоть до разгрома каганата  русским князем Святославом Храбрым в 964-965 гг. по РХ (по другим данным в 968/69 гг.) – который так же освободил из под хазарского ига последнее славянское племя вятичей. Отголоски этих событий сохранились в Руских  славянских былинах, как тщательно это не пытались позже скрыть еврейские идеологи .

ВОЙНА КОНДРАТИЯ БУЛАВИНА

7215-7217 гг. от С.М.З.Х.

(1707-1709гг. от Р.Х.)

Тяжелое бремя крепостничества, насильная христианизация вольных славян Московитами, новые налоги, вызван­ные Северной войной, принудительные работы, на которые сгоняли тысячи работоспособных людей, ежегодные рекрут­ские наборы — все это всколыхнуло многомиллионное крестьянство Руси. Очагом народного выступления в ос­новном явились земли Войска Донского — от пограничных крепостей до Черкасска, находившегося близ устья Дона. На этих землях сосредоточились огромные массы людей, бе­жавших из-под ненавистной власти Московии. Громадные, слабо на­селенные необъятные пространства стали пристанищем беглых, обездоленных людей, стремящихся найти спасение от крепостничества и вместе с тем не оставлявших надеж­ды о возврате в родные покинутые деревни и села для борьбы со своими ненавистными "новыми" владельцами — помещи­ками. 

Правительство лже ПетраI, при поддержке католической Европы, борясь с волнениями и бегст­вом вольных крестьян, медленно, но неуклонно распространяло свою власть на Юг, ущемляя права Голубой Орды и Донского казачества , постепенно ликвидируя его самостоятельность, в области внутренней и внешней политики. Новоявленные помещики  принимали все меры, чтобы возвратить тысячи беглых крестьян, ра­ботных и мелких посадских людей отданых им  лжеПетром I в рабство. 

Одним из примеров вмешательства Московского прави­тельства во внутренние дела Дона являлось изъятие из-под ведома Войска Донского соляных промыслов казаков на Бахмуте. Соляные, промыслы привлекали многих пограничных жителей. Чугуевцы, харьковчане, змиевцы с женами и деть­ми бежали и оседали на бахмутских землях. 

Донские казаки настойчиво оспаривали свои права на бахмутские земли, указывая, что еще до построения Изю­ма, Тора и других городов Слободской Окраины(ныне Украины) они, каза­ки, владели реками Бахмутом, Красной и Жеребцом «с вер­ховьев их до устьев». 

Московитское правительство ставило своей целью не только захватить богатейшие соляные промыслы, но и возвратить беглых «из руских порубежных и иных городов и уездов». Непреодолимое желание крепостников возвратить в свои вотчины и поместья беглых крестьян и вызвало столь решительное вмешательство их в дела бахмутских солеварен. 

Атаманом на Бахмуте был донской казак из Трехизбянского городка Кондратий Афанасьевич Булавин. 

О личности Кондратия Булавина мало известно, так как все что было  с ним связано -было нарочно затерто Романовскими историками и позднее историками СССР. Более того, биографические сведения о нем противоречивы, как впрочем обо всем ,что было связано с Голубой Ордой ,Русью и Тартарией. Бывший бахмутский атаман Кулбака якобы показал, что «Булавин природою подлинный салтовец из руских людей». Между тем атаман Петров на допросе 4 ноября 1707 г. в Посольском приказе также заявил, что К. Булавин был казаком Трехизбянского городка и прекрасно знал настроение «новопришлых». Но на допросах ,которые чинились "заплечными" мастерами можно было вытянуть из допрашиваемого -все что угодно. Известно якобы, что Булавин был послан бывшим войсковым атаманом Ильей Зерщиковым в Бахмут «к соляному заводу атаманом над работными людьми солеварами». Но все это по большому числу-домыслы и подтасовки,чтобы унизить и очернить последнего Атамана Голубой Орды и Царя Всея Руси Кондратия Афанасьевича Булавина.

КОНДРАТИЙ БУЛАВИН.

(Царь Всея Руси)

Знаменитое Булавинское восстание 1707-1709 гг. началось с запрета имперского правительства казакам самостоятельно добывать соль и ультиматума — выдать с Дона беглых крепостных. Оба эти требования категорически противоречили «казацкой старине» — соль была основным доходом самостоятельного войска Донского, а беглые — основным пополнением казачьему войску.

Кондрат — парень не простак, а удалый он казак, 

Ой да вот, удалый он казак.
Зипун, шитый серебром, сабля вострая при нем,
Ой да вот он, сабля вострая при нем.
Сабля вострая при нем, а глаза горят огнем,
Ой да вот он, а глаза горят огнем.
Шапку носит набекрень, не дотронься, не задень,
Ой да вот он, не дотронься, не задень.
Он по улице пройдет — воеводе шапочки не гнет,
Ой да вот он, воеводе шапочки не гнет.
Воеводе шапочки не гнет, только глазом поведет,
Ой да вот он, только глазом поведет.

Современники отзывались о Кондратии Булавине как о человеке храбром и решительном. Из уст в уста передавались легенды о храбрости Булавина, его лютой ненависти к жидам и «обидчикам» вольного славянского народа.

В 1705 г. бахмутский атаман К. Булавин разорил соляные варницы казаков-христиан Слободского изюмского полка. Для разбора дела был срочно послан из Адмиралтейского приказа дьяк Горчаков. Эта поездка кончилась неудачей, так как Горчакову «описывать и досматривать спорных земель и угодей на Бахмуте не дали и держали его за караулом...» 

Однако старшинские казаки под давлением московского правительства все чаще нарушали «стародавний обычай» Войска Донского, не выдавать с Дона беглых. Отряд старшин Григорьева и Федорова «новопришлых... семей с 50-сыскали и 30 семей переловя на Валуйки... отослали...» 

Особенную опасность для пришлых жителей представлял грозный указ лжеПетра I князю Юрию Долгорукому (от 6 июля 1707 г.) о сыске беглых в донских городках. В начале сентября 1707 г. Долгорукий прибыл в Черкасск и предъявил войсковому атаману Лукьяну Максимову указ, по которому предлагалось пополнить отряд Долгорукого казаками для сыска беглых. Выполнить такое распоряжение в отношении всех городков черкасской старшине было невыгодно. Не желая, чтобы Долгорукий производил розыск в Черкасске, где у зажиточных казаков работало много беглых, Максимов все же разрешил производить сыск в других городках. Первый розыск был произведен в четырех казачьих поселениях, где было обнаружено 30 новопришлых. Оттуда отряд Долгорукого направился в верховые городки по Дону, Хопру, Медведице и Бузулуку. 

О жестоком поведении князя Ю. Долгорукого во время розыска писал позднее сам  Кондратий Булавин в своей отписке к кубанским казакам: «И они, князь с старшинами, будучи в городках, многия станицы огнем выжгли и многих старожилых казаков кнутом били, губы и носы резали и младенцев по деревьям вешали...» 

Известия о жестокости и высылке беглых передавались от одного селения к другому. «Новопришлые» прятались в лесах, оврагах. Многие городки как будто вымирали при приближении к ним людей Долгорукого. Так, в Новоайдарском городке оставалось лишь 12 казаков, так как большинство жителей (150 человек) были «новопришлыми» и, спасаясь от сыска, разбежались. 

Всего на прежние места жительства было возвращено около двух тысяч беглых. Жестокие действия «посыльщиков» Долгорукого вызвали стихийное движение протеста.  

Многие примкнули к отрядам атамана Булавина, решившего расправиться с Долгоруким. 

Возмездие свершилось 8 октября 1707 г. Отряд Долгорукого прибыл по р. Айдару в Шульгин городок. Станичный атаман предупредил князя, что недалеко от Новоайдарского городка в лесу собрался отряд в 150 вооруженных беглых во главе с  бахмутским атаманом Кондратием Булавиным и казаком Новоайдарского городка Григорием Банниковым, но Долгорукий не принял должных мер. В ночь на 9 октября 1707 г.  отряд Кондратия Булавина и Г. Банникова ворвался в Шульгин городок. У станичной избы раздались крики и ружейная стрельба. Юрий Долгорукий был убит. Было перебито много офицеров и солдат. Только войсковые старшины во время внезапного нападения сумели в одних рубахах вскочить на неоседланных лошадей и умчаться в степь. 

Убийство Ю. Долгорукого и ликвидация его отряда в Шульгиной городке знаменовало собой начало освободительной казачьей войны на Дону. Большинство офицеров и солдат, посланных Долгоруким по рекам Хопру, Бузулуку и Большой Медведице для возврата беглых, было перебито. 

В исторической литературе имеются предположения, что в подготовке убийства Долгорукого тайно участвовал войсковой атаман Лукьян Максимов. Единственным доказательством этого является донос казака Л. Карташа. Однако это мнение вряд ли может быть оправдано. Не надо забывать, что 14 декабря 1707 г. за разгром булавинского войска Максимов получил  благодарность от лжеПетра I. 

Далеко не все домовитые казаки отошли от Булавина после его расправы с Долгоруким. Некоторые хотели использовать растущее волнение для отвоевания былой «независимости Дона». Примкнув к войску Донскому как временные попутчики, они стремились сдержать народное выступление, возглавить его для того, чтобы сохранить свои права и имущество. 

Как приехали к нам на тихий Дон все рассылыцики...
Без указа-то они государева нас разоряют,
И они старых стариков всех ссылают,
Молодых же малолеток берут во солдаты.
Оттого-то наш славный тихий Дон
возмутился,
Возмутился славный тихий Дон вплоть
до устьица,
Как до славного до города Черкасского.

Начавшаяся осенью 1707 г. война Донского казачества проходила в благоприятной обстановке. Многие домовитые казаки были в действующей армии на шведском и польском фронтах. Кроме того, часть домовитых казаков на первых порах приняла участие в военных действиях против Московии. Однако это были лишь временные попутчики, стремившиеся использовать протест народных масс для сохранения своих старых привилегий. 

После уничтожения  отряда московитов на Айдаре атаман Булавин посылает «прелестные письма» (от слова прельщать. — В. Л.) в верховые городки по Айдару, Медведице, Хопру с призывом последовать его примеру. Сразу же призыв Булавина нашел отклик. Так, например, 500 казаков Закотенского городка собрались на помощь К. Булавину. С особой радостью отряд казаков в тысячу человек во главе с Кондратием Булавиным был принят в октябре 1707 г. в Старо-Боровском городке. Атаман городка с его жителями и духовенством встречал руского Царя Кондратия Булавина с хлебом, солью, вином и медом, пригласил в станичную избу. При Булавине находились три полковника: старик по прозвищу Лоскут, в прошлом участник войны Степана Разина, второй полковник был сыном староаидарского атамана, третьим был коротояцкий кудесник. В станичной избе староборовский атаман, обращаясь к Булавину и его полковникам, говорил: «Заполыхали всем государством, что вам делать, есть ли придут регулярные войска из Московии, тогда и сами пропадете и им (т. е. присоединившимся к Булавину. — В. Л.) пропасть же будет». Но такое предостережение не испугало Булавина. Он заявил, что ждет помощи из Астрахани, с Запорожья и с Терека, а пока намерен пойти на Бахмут «и как городки свои к себе склонят, пойдут Изюмским полком по городам и до Рыбного и конями, ружьем и платьем наполнятца и пойдут в Азов и на Таганрог, и освободят ссылочных и каторжных, которые им будут верные други. И на весну собрався пойдут на Воронеж и до Москвы...» Через несколько дней у Булавина уже было большое войско, несколько тысяч сабель, находившееся в Боровском городке. 

Ополчение стало принимать широкий размах. Это вызвало опасение у войскового атамана и старшины. Лукьян Максимов спешно организовал войско «чтоб их... до пущего злого намерения не допустить, и злой их совет нечестивый разорить». Более того, атаман Максимов обратился с просьбой к азовскому губернатору Толстому о присылке конной службы казаков и новокрещеных калмыков в верховые городки. Толстой немедленно выслал походное войско, состоявшее из казаков-христиан конной службы и калмыков. 

Известие об убийстве князя Долгорукого и его отряда дошло до лжеПетра I в первых числах ноября 1707 г. Обеспокоенный Петр I обратился 3 ноября к А. Д. Меншикову, под началом которого находилось много конных казаков на фронте. Царь призывал Меншикова «иметь осторожность от тех (казаков. — В. Л.), которые у вас есть в армии; и не худо, чтоб у них у всех, которые у вас, лошадей обобрать до времяни для того, чтобы не ушли туда ж». 

Киевскому губернатору Д. М. Голицыну приказано было с помощью казаков-христиан Харьковского и других полков подавить казачьи выступления, «...разбить и переловить и до расширения сего их воровства не допустить». 

Близ городка Закотного и произошла встреча войска под командованием атамана Максимова с отрядами  под предводительством К. Булавина. Посланные вперед отряды старшины Ефремова преградили дорогу булавинцам к Закотному городку. Ордынцы Булавина, зная, что за отрядом Ефремова на них движется большое войско, укрепились у р. Айдара, недалеко от леса. За два часа до наступления темноты на помощь передовому отряду подоспело все войско карателей и начало стрельбу по укреплениям Булавина «изо всего ружья». В войске атамана Булавина произошел раскол и "засланные казачки" предложили вступить в переговоры. Посланные ими парламентеры подали письмо, в котором говорилось, «что с ними думали и руки давали». 

Максимов потребовал, чтобы были выданы организаторы: Кондрат Булавин, Григорий Банников, Иван Лоскут. В ответ на такое требование верные Булавину казаки открыли стрельбу. Попытки группы предателей захватить Булавина кончились неудачей. Ближе к ночи войско Максимова вынуждено было под напором булавинцев отступить. Однако это был лишь временный успех. Ночью булавинцы отступили («той же ночью по лесам разбежались»). На рассвете войсковой атаман увидел опустевший лагерь с догоравшими кострами, телегами и брошенными лошадьми. Начали разыскивать по лесам и оврагам. В результате поиска было поймано более 230 человек. Из них восемь человек повесили вниз головой, у 130  отрезали носы, 84 человека посланы валуйскому воеводе, а десять человек отправили в Москву, где их ожидали пытки и смертная казнь.Старшинское войско жестоко расправилось с населением восставших городков. Шульгинский городок, где убили Ю. Долгорукого, был «сравнен с лицом земли». Петр I должным образом оценил предательское усердие войскового атамана Лукьяна Максимова и послал ему 10 тыс. руб. 

Несмотря на жестокую расправу Лукьяна Максимова с казаками верными Кондратию Булавину и уничтожение казачьих городков, классовая борьба по Дону не прекратилась. Вольные атаманы рассылали «письма», призывавшие казаков собираться в Алексеевском городке, но им был перекрыт подступ к Тамбову со стороны Дона. 

В декабре 1707 г. отряд восставших во главе с Кузьмой Акимовым осадил Провоторовский городок. Перевес оказался на стороне домовитых казаков, засевших в городке. 26 вольных казаков были «посажены в воду», т. е. утоплены, а К. Акимов, выдававший себя за Булавина, и еще 4 сотника были привезены в Черкасск. Другой отряд булавинцев во главе с Драным осадил Новоайдарский городок. 

Непрекращающиеся волнения на Дону вызвали беспокойство Московского правительства. 16 декабря 1707 г. лжеПетр I назначил стольника Бехметева во главе отряда 300 царедворцев-помещиков, надежных карателей. В помощь Бехметеву придавались конный и пехотный полки. Действия карательного отряда должны были согласовываться с войсковым атаманом Максимовым. Однако до апреля 1708 г. войско отсиживалось в Острогожске. 

Между тем смелые действия отрядов Голубой Орды вызывали серьезное беспокойство у местных властей. В начале января 1708 г. были приведены к крестному целованию казаки верховых донских городков. В Москву ежемесячно следовали посольства (станицы), доставлявшие закованных вольных казаков. Возглавлявшие станицу старшины смогли убедить московское правительство, что казачье восстание подавлено и не возродится. Тогда на Дону со стольником Колычевым была послана донской старшине обещанная награда в 10 тыс. руб. Однако московское правительство было обеспокоено тем, что Руский Царь и атаман войска Донского Кондратий Булавин не был пойман — «где он проклятый укрываяся живет, о том... неведома и нигде не явился». 

Войсковой атаман Лукьян Максимов направил войсковые письма во все казачьи городки, обещая за поимку Булавина выдать 200.000 руб. из войсковой казны. Но известие о местопребывании атамана Голубой Орды не поступало.

Погрузившись в исследование многочисленных архивных материалов по истории народных восстаний конца XVII —начала XVIII в., даже комуняка В. И. Лебедев ( Владимиру Ивановичу Лебедеву (1894—1966) принадлежит видное место в советской исторической науке. Ученый-марксист,  В. И. Лебедев всю свою многолетнюю научно-исследовательскую и педагогическую деятельность посвятил изучению классовой борьбы на Руси XVII — XVIII вв.) приходит к выводу, что народная война в 1707—1708 гг. представляет собой такую же освободительную казачью войну, как и под руководством Болотникова, Разина и Пугачева.

2. Сборы казачьих  сил Голубой Орды


Где же в самом деле находился неуловимый атаман Булавин? В сражении под Шульгиным городком булавинский отряд был разгромлен. Кондратий Булавин и его помощники ночью ушли лесом, намереваясь пробраться в Запорожскую Сечь. 20 декабря 1707 г. Булавин прибыл в Кодак и оттуда с 12 соратниками явился в Запорожскую Сечь с надеждой о помощи. Была созвана Рада, на которой зачитали письмо Булавина, призывавшее запорожцев «себе вспоможение к возмущению бунта, что учинить то в великоросийских городах». Булавин обещал всем вступающим в его «Донское войско» 7 тыс. червонцев. Предложение Булавина вызвало перебранку между голытьбой и зажиточными казаками во главе с кошевым атаманом Финенко. «И для такого его Булавина предложения збирались всем Войском в круг трижды и окрик чинили, чтобы идти наперед на орельские городки (т. е. городки по р. Орела) и побрать пушки и побить панов и арендарей за их неправду, что Окраиной(Украиной) завладели, а их казаков изобижают».

Разногласие в Запорожской Сечи, разгоревшееся во время обсуждения приказа Царя  К. Булавина, была по существу проявлением раскола.

Булавин потребовал у кошевого атамана лист для поездки к Крымскому хану. Кошевой атаман отклонил требование К. Булавина под предлогом, что «в поход подняться невозможно, Днепр и иные реки не замерзли». На самом же деле богатые казаки боялись, что поддержка Запорожской Сечи может губительно отразиться на сечевом посольстве в 88 казаков, находившемуся в Москве. Булавину дали понять, что только после возвращения запорожского посольства к весне Сечь может разрешить ему собрать запорожскую вольницу. Жить Булавин был вынужден в Кодаке (а не в Запорожской Сечи). Интересен тот факт, что гетман Иван Мазепа, прислал своего представителя в Сечь с требованием о выдаче Булавина. Но на Раде голытьба Запорожской Сечи выступила в поддержку К. Булавина, и все происки гетмана Мазепы кончились неудачей.

История не сохранила документов, характеризующих взаимоотношения К. Булавина и Мазепы. Но зато имеются документы об активном участии гетмана в борьбе с казаками Булавина. Интересно то обстоятельство, что противники Мазепы и верные сторонники союза с Московией Кочубей и Искра пытались найти убежище на Дону или в Запорожье. Известны письма Г. Головкина, Г. Долгорукого и П. Шафирова, писавших под влиянием Мазепы Петру I (апрель 1708 г.), что Кочубей и Искра могут уйти к Булавину. Если же связь Булавина с Мазепой мало вероятна и не подтверждается документами, то еще более невероятна версия, будто Булавин был связан со шведским королем Карлом XII .

Между тем к Булавину, находившемуся в Кодаке, еще в феврале 1708 г. прибыло 40 человек казаков, призывавших атамана возглавить растущее антифеодальное движение в верховых городках Дона.

В самой Запорожской Сечи, несмотря на противодействия Финенко и нового атамана Константина Гордеенко, несколько сот запорожцев переправились через Днепр и остановились на речке Вороновке, в 20 верстах от Новобогородицкого городка. Это сильно встревожило киевского губернатора Голицына. В своем письме к Петру I от 28 февраля он сообщал, что в Новобогородицком городке всего 200 человек гарнизона и что Мазепе необходимо послать на помощь полки. Гетман Мазепа выслал против булавинцев два конных полка.

Опасение проявлял и воевода далекой Астрахани Хованский. Оно было вызвано тем, что «город Дмитриевский на Волге (Камышин. — В. Л.) пуст, служилых людей в нем нет».

Местные власти усиленно следят за каждым шагом К. Булавина. Серьезное беспокойство вызывает намерение Булавина призвать на помощь тартар из Крыма. 

Находясь в Кодаке, Булавин рассылал «прелестные письма». В них он призывал «приезжать... к нему» и вступать в войско заявляя, что с ним уже семь тысяч донских казаков, шесть тысяч запорожцев, пять тысяч от кочевой «Белой Орды». Письма Булавина достигли поселений гребенских и яицких казаков, не желавших сражаться с башкирскими повстанцами. Комендант Казани Н. Кудрявцев писал Меншикову 14 апреля 1708 г.: «...а мы чаем, что есть у них с ними ворами (булавинцами. — В. Л.) согласие». «Прелестные письма» К. Булавина распространялись и на Украине. По словам киевского воеводы, было найдено булавинское письмо недалеко от Белгорода.

Из-за волнений на Дону было невозможно направить в Азов 23 тыс. работных людей. Два полка (Полтавский и Компанейский), посланные гетманом Мазепой для разгрома ставки Булавина на речке Вороной, застали лагерь покинутым.

4 апреля 1708 г. Кондратий Булавин и его сподвижник запорожский атаман Щука двинулись во главе повстанцев на Дон.

К тому времени крестьянские волнения охватили Придонье (Козловский, Тамбовский, Воронежский уезды), Слободскую Окраину, Поволжье, наибольшего размаха достигает башкирское ополчение.

Центром сбора стал Пристанский городок на р. Хопре, где в первых числах марта 1708 г. собралось до тысячи казаков. Ядром донского войска были 300 казаков-характерников во главе с Хохлачем. Основная масса ордынских сил состояла «из великоруских беглецов». Однако от казака-предателя, сбежавшего в Луганский городок, атаману Зерщикову стало известно о появлении Кондратия Булавина на Дону. Атаман Зерщиков поспешил к Обливенскому городку, пытаясь преградить путь Булавину, но не смог его настигнуть. Булавин «со товарищи» сумел уйти от преследования и добраться до Пристанского городка — центра сбора, где был радостно встречен собравшимися. На созванном в Пристанском городке кругу Царь заявил, что он намерен «идти в Черкасск и побить старшин из Черкасского до Азова в Троицкий, а от тех городков и в иные города побить же бояр, прибыльщиков и немцев».

Козловский воевода Г. Болконский в отписке сообщал интересную подробность. Изложив свои планы, Булавин в Пристанском городке «выняв саблю, говорил своим единомышленникам: ежели де ...своего намерения не исполнит, и ему б той саблею голову отсекли». Это был прямой вызов Булавина своим противникам. 

Другие казачьи атаманы указывали, что необходимо в первую очередь овладеть Воронежем. Здесь же на кругу были выбраны ,тысячники, сотники,старшины, полковники, есаулы и знаменщики  Голубой орды.

К. Булавин и его помощники продолжали рассылать «прелестные письма». К этому времени относится известное «прелестное письмо» Булавина в руские города, села и деревни, к добрым начальникам, торговым и черным людям. «А от нас вы всякие посацкие и торговые люди, и всякие черные люди обиды никакой ни в чем не опасайтесь и не сумневайтесь отнюдь». Далее Булавин призывал их «за злое дело» не спускать «худым людям», иудеям, князьям и боярам, ростовщикам и немцам.

Другие казачьи атаманы указывали, что необходимо в первую очередь овладеть Воронежем. Здесь же на кругу были выбраны ,тысячники, сотники,старшины, полковники, есаулы и знаменщики  Голубой орды.

К. Булавин и его помощники продолжали рассылать «прелестные письма». К этому времени относится известное «прелестное письмо» Булавина в руские города, села и деревни, к добрым начальникам, торговым и черным людям. «А от нас вы всякие посацкие и торговые люди, и всякие черные люди обиды никакой ни в чем не опасайтесь и не сумневайтесь отнюдь». Далее Булавин призывал их «за злое дело» не спускать «худым людям», иудеям, князьям и боярам, ростовщикам и немцам.

О намерении «истребить иноземцев и ростовщиков» говорилось также в «прелестном письме» Л. Хохлача, относящемся к тому периоду.

Собирая силы, К. Булавин и его атаманы призвали население верховых городков по Хопру и Бузулуку в Пристанский городок. Призывая в Голубую Орду казаков, Булавин обещал каждому из пришедших по 10 руб.

При зачислении казаков в войско Донское строго соблюдался принцип добровольности, брали всех, «кто похочет идти волею...», «а неволею никого не брали».

Готовясь к походу, казаки завладели в Усть-Хоперском городке «государевыми хлебными запасами». Ордынцы трижды побывали в Донецком городке, где «за малою водой» были оставлены «государевы пушки и ядра». Отрядами Хохлача были пригнаны с «государевых» конных заводов, находившихся в Тамбовском уезде, табуны лошадей для предстоящего похода. Везде, где только можно, казаки закупали коней, скотину, оружие, продовольствие.

Готовясь к выступлению, Ордынцы на многочисленных кругах (сходах) долго спорили о направлении похода. Многие из них призывали «итить бунтом под Тамбов и под Козлов и иные окраинные города».

В одном из «прелестных писем» Булавин писал: «Мы всем войском в том городе Туле будем и сие письмо спросим...» или — «И то письмо с Воронежа посылать до Валуйки, до Оскола, до Чюгуева, до Белгорода и списки посылать в иные городы».

В жарких спорах победила вторая группа казаков, предлагавших не повторять ошибки разинцев и не оставлять в тылу низовых старшинских казаков, которые могли бы предать.

Эта группа призывала к походу на Черкасск «побить старшин». «А взять де Черкесской итить им... разорять В Озов, а потом до Москвы, а в Озове и на Москве во всех городах вывесть им бояр, иудеев,  ростовщиков, да немцев».

В Пристанском городке ко времени выступления в поход насчитывалось 20 тыс. казаков.

 

3.Обострение  к весне 1708 года.
Первые сражения с московскими войсками


Весной в цветущих степях Дона вспыхнуло народное восстание, охватившее юг страны и повлекшее за собой волнения в центральных уездах. Если судить по книгам Печатного приказа, в марте — апреле 1708 г. учащаются побеги крестьян, случаи неповиновения помещикам. Ярче всего недовольства и бунты разгорались в близлежащих к Пристанскому городку землях Придонья, а также на Хопре, Медведице, Бузулуке, Битюге, в районе Козловского, Тамбовского и Воронежского уездов. Крестьяне совместно с посадским людом громят помещичьи имения в Тамбовском, Козловском, Борисоглебском, Устюжском, Нижнеломовском и Верхнеломовском уездах. По свидетельству капитана Ю. Аксакова, посланного в Придонье для поимки беглых, число повстанцев «умножилось, и многие помещиковы домы, и села, и деревни разорили».

В Козлове действовал представитель Булавина атаман Скрылев, задачей которого было подготовить население города и уезда к восстанию.

Большая масса недовольных сосредоточилась на Хопре. Так, например, сюда бежало из Тамбовского уезда 1000 человек (в большинстве крестьян), чтобы избежать набора в солдаты. Многие из них двинулись в Пристанский городок к Булавину. Из сел и деревень Козловского уезда приходили в казачий стан работные люди, занятые на заготовке леса по Хопру. К казакам присоединилось также до 10 тыс. работных людей, занятых на сгонке плотов.

К тому времени пламя казачьей войны уже охватило большую часть уездов Юга России.

Один из казачьих отрядов  ворвался в Борисоглебск и расправился с представителями московской власти. Были выпущены из тюрьмы колодники, захвачены запасы пороха. Во главе уезда и селений встали избранные народом атаманы и есаулы.

Тысячный отряд Голубой Орды появился близ Тамбова и захватил лошадей драгунского двора. Перепуганный воевода приказал бить в набат и стрелять из пушек. На звон набата сбежалось до трехсот жителей, которым роздали порох и свинец. «И они во время молебного пения, — писал воевода, — дождався окончания, из города вышли, и знатно те тамбовцы к их воровству склонились, потому что по наряду от тамбовского Воеводы в город к нему на отпор им, бунтовщикам, не только из сел, но и Троцкие не идут...»

Многие жители, по словам воеводы, говорили, «что де им в городе делать, не до них де дело». К казакам присоединились крестьяне из сел, принадлежавших Меншикову — Большой и Малой Грибановки, Карачана, Руской Поляны.Ордынцы овладели поместием Анкудинова, деревней Самодаровкой и деревней подьячего Катасонова. Отряды казаков действовали почти по всему Козловскому уезду и подходили к стенам самого Козлова.

Больших успехов достигли в районе бассейна р. Битюга. 30 марта 1708 г. казачий отряд численностью более 100 человек вошел в село Боровское. Булавинцы «великого государя денежную казну и лошадей разграбили, и указы и всякие приказные письма изадрали, и многие домы разоряли. А колодников (заключенных в тюрьмы. — В. Л.) распустили, а иных взяли с собою...»

В конце марта в Бобров из Пристанского городка прибыл отряд из 300 сабель . Казаки, по словам козловского воеводы Волконского, «тамошнего воеводу и подьячих и бурмистров били и грабили и пытали, и лошадей государевых отогнали и колодников распустили». Не прекращались волнения и на землях Слободской Окраины. Казачий отряд в 1000 человек во главе с С. Беспалым пришел в Бахмут для встречи двигавшихся к Булавину запорожских казаков. Бахмутский атаман и многие жители встретили повстанцев хлебом — солью. После встречи с запорожскими казаками отряд Беспалого двинулся к Ямполю. Вместе с ним пошло 500 бурлаков из Бахмута.

К югу от Пристанского городка власть Голубой Орды распространилась до Правоторского городка, где укрепились сторонники войскового атамана Л. Максимова. Городок был осажден казаками. Другой  отряд подходил к Донецкому городку, намереваясь захватить там пушки и ядра.

Донское казачество пыталось установить связь с Поволжьем. Так, под Саратов был отправлен отряд в 1700 сабель, причем о присылке отряда просили сами саратовские жители.

К весне восстание в Башкирии и Тартарии достигло наибольшего размаха. К ордынцам присоединялись чуваши, удмурты, марийцы, вотяки и другие народности. Кондратий Булавин стремился установить связь с народностями, восставшими против колониальной политики московии. Главный удар он решил нанести по домовитой старшине в Черкасске, угрожавшей с тыла Голубой Орде. Однако для похода необходимы были лошади, которых еще не хватало. 500 казаков во главе с Хохлачем переправились через р. Битюг и отогнали драгунских лошадей.

Другой отряд казаков судя по донесению английского посла Витворта, проник в Рязанский уезд и отогнал лошадей с конного завода в Раненбурге.

Оставшиеся в Придонье и в Слободской Окраине атаманы прилагали большие усилия для пополнения армии, двигавшейся к Черкасску, людьми. Стремящихся принять участие в походе «...принимали со всяким прилежанием, а против прежней обычности с них, беглецов, деньгами и животами (имуществом) и вином не брали для того, чтобы больше в хоперские городки беглецов шло. И таковых де беглецов по половине посылают они, казаки, за ним Булавиным вслед». 

лжеПетр I был обеспокоен многочисленными известиями о растущей угрозе со стороны Голубой Орды. 27 марта 1708 г. им был издан  указ, согласно которому находившийся в Острогожске Бахметев и Тевяшов со своими полками должны идти к Воронежу и Тамбову.

В начале апреля 1708 г. из Посольского приказа Войску Донскому была послана грамота с извещением о посылке правительственных войск для подавления казачьего войска. Войсковому атаману Максимову велено идти «не мешкав» против Булавина «и есть ли потребно будет, то совокупиться с нашими войсками великороссийскими».

Грамоты о немедленном выступлении  были посланы к киевскому губернатору Голицыну. Из Москвы был послан полк в помощь Козловскому воеводе Г. Волконскому.

Выполняя петровский указ, карательные отряды, составившие целую армию, спешно двинулись в восставшие районы.

Бахметев должен был направить 19 апреля свои полки к устью Хопра. Там, по полученным сведениям, был Булавин «с единомышленники своими». Но эти сведения явно запоздали. Казачье войско на судах по Дону и конным порядком — по берегу 19 апреля уже приближалось к Черкасску.

Тем временем 20 апреля Бахметев, находясь у р. Хворостянки, двинул свои полки на Битюг и 23 апреля прибыл в урочище, находящееся недалеко от Чиглянского Юрта. Там были получены сведения, что недалеко от Садового села, в трех верстах вниз по Битюгу, прошел тысячный отряд донских казаков.

28 апреля 1708 г. Бахметев послал конницу в погоню за этим отрядом. У переправы через р. Битюг произошло кровопролитное сражение. Бой длился три часа. С обеих сторон было много убитых и раненых. Исход боя решило численное превосходство  войск Бахметева. Ожесточенное сопротивление казаков было сломлено. Часть их спаслась, укрывшись в леса.

Петровские войска взяли в плен 143 человека, 3 знамени, оружие и коней. Как показали пленные, в отряде было много жителей с хоперских, медведицких и бузулукских городков. Предводителем отряда был сподвижник Булавина Лукьян Хохлач.


4. Посылка на Дон карательной армии под командованием Василия Долгорукого


Размах  и продвижение войск Булавина к Черкасску убедили лжеПетра I , что ограничиваться оборонительными  мерами нельзя.

Кроме того, в связи с походом шведского короля Карла XII в Саксонию наступила передышка в военных действиях со Швецией. Таким образом возникла возможность использовать дополнительные военные силы для разгрома Голубой Орды на юге России.

Петр I , очевидно, считал, что стольник Бахметев не сможет быть в должной мере решительным и жестоким в борьбе с ордынцами. Выбор лжеПетра пал на майора гвардии Василия Долгорукого, брата убитого булавинцами Юрия Долгорукого. В. Долгорукий должен был срочно покинуть действующую армию и прибыть в район боевых действий, «чтобы сей огонь потушить». Долгорукий по распоряжению лжеПетра I должен был «ходить по... городкам и деревням... которые пристают к воровству, и оные жечь без остатку, а людей рубить...»

Полкам было велено направляться к Воронежу и к Козлову. Количество переданных под команду В. Долгорукого сил исчислялось в 7 тыс. человек.

 В ходе войны с Голубой Ордой численность карательных сил в распоряжении В. Долгорукого увеличилась до 33 844 человек.

Петр приказал фельдмаршалу Б. П. Шереметеву подобрать из различных частей 300 опытных солдат и направить их урядниками в полки, посылаемые на Дон. Такая мера, по мнению лжеПетра, должна была повысить боеспособность карательных частей.

В это же время были освобождены три казака Федосеевского городка, приставшие вначале к ордынцам, но затем принесшие повинную. При освобождении им был дан петровский наказ: «...ежели и впредь кто с повинной будет, задержания никакого не будет».

Таким образом, еще тогда лжеПетр I политикой «кнута и пряника» пытался расколоть ряды казачества, обещая раскаявшимся милость и прощение.

лжеПетра I тревожили вести и о башкирском бунте. После принесения башкирами и тартарами повинной и целования корана на верность лжеПетр торопит В. В. Долгорукого к решительным действиям.

Из Посольского приказа (6 апреля 1708 г.) была послана грамота предателю и пребежчику атаману  Максимову с приказом идти «не мешкав» для разгрома булавинцев.

События развертывались довольно быстро. 28 апреля Долгорукий прибыл с действующей армии в Москву. Немедленно он подал царевичу Алексею и в Ближнюю канцелярию «пункты», в которых указывал, что необходимо сделать дополнительно для похода. Эти пункты были немедленно рассмотрены, и заявки Долгорукого удовлетворены. 3 мая генеральный писарь Любим Судейкин был назначен под начало Долгорукого. 6 мая 1708 г. Долгорукий выехал в Воронеж, где должны были собираться полки, отданные ему под командование. 12 мая 1708 г. он прибыл в Воронеж.

Несмотря на лихорадку, приковавшую лжеПетра I к постели, он лично следил за сборами и отправлением Долгорукого. В одном из писем (от 27 апреля 1708 г.) лжеПетр торопит его, приказывает спешить «как можно», так как получены известия, что казаки «сбираются на усть-Хопра и хотят идти в Черкасск, чтобы возмутить донских казаков». ЛжеПетр приказывает полкам идти «быстрым маршем», хотя бы до Азова. Надо следить, чтоб булавинцы в Азове «чего не учинили». Если даже собрались не все военные силы, то Долгорукому надлежит идти «хотя с половиной или меньше», «а пехотным полкам за конницей с Воронежа по воде на судах».

лжеПетр I опасается, чтобы казаки не захватили Азов и Таганрог, и, чтобы удержать население тех районов от выступления, распространяются слухи о приближении многочисленных правительственных войск.

Согнанные со всей страны для строительства Азова и его укреплений, а также Таганрогского порта крестьяне, сосланные туда стрельцы, затаившие ненависть, и матросы — все представляли собой массу, готовую присоединиться к Голубой орде.

В одном из писем Долгорукому Петр сделал приписку, в которой советовал, чтобы с теми, кто не присоединялся к ордынцам или участвовал с ними, но принес повинную, «зело ласково» поступать. В этом же письме он извещал о посылке из Киева в помощь Азову полка под командованием Андрея Ушакова. О последнем лжеПетр I уведомил также азовского губернатора Толстого.

Одновременно лжеПетр I торопил Меншикова обеспечить отправку тысячи драгун в Таганрог еще до приезда Ушакова в Азов и  не рекомендовал посылать украинцев; очевидно, многие из них склонились к переходу на сторону ордынцевв.

В. В. Долгорукий заверял лжеПетра, что прилагает все усилия для выполнения его распоряжений, хотя многие полки еще не прибыли к нему.

По прибытии в Воронеж Долгорукий поспешил доложить лжеПетру: «...как возможно, спешу, чтобы, собравшись, идти на Валуйки к соединению с полками Шидловского и другими».

13 мая 1708 г. Долгорукий написал войсковому атаману Лукьянову, что двигается к Черкасску «со многими конными и пехотными полками против ордынцев, на Кондрашку Булавина». Долгорукий призывал донских казаков служить верно и просил послать письма из Черкасска во все донские городки атаманам, старшинам и казакам-христианам, чтобы те служили государю и знали о походе войск против булавинцев. Этим письмом Долгорукий выполнял требование лжеПетра I «пустить эхо».

Несмотря на быстроту (для того времени) действий В. Долгорукого, московское правительство не смогло вовремя перейти в наступление и приостановить разливавшийся по южным окраинам огненный поток Голубой Орды.


5. Поход Голубой орды на Черкасск


Задержка в сборе  войска московского для разгрома Голубой орды помогла Кондратию Булавину собрать многочисленные силы и двинуть их в последних числах марта на Черкасск.

Большие задачи стояли перед армией булавина — требовались напряженные усилия и быстрота действий. Удалось создать крупные конные отряды. Кони были или захвачены «на государевых дворах», или приведены казаками. Пехота была «посажена» на суда, многие из которых были отобраны у ростовщиков. Не всем хватало оружия. В отрядах многие «гулящие» были безоружны. Мало было запасено и продовольствия. Однако медлить с походом было нельзя, так как московские полки двигались вслед.

В самом Черкасске было немало сторонников ордынцев. Они с нетерпением ждали прихода армии К. Булавина. Булавин был твердо уверен, что подневольная голытьба в Черкасске будет на его стороне.

В то же время К. Булавину удалось наладить временные связи с противниками Максимова и возможными претендентами на место войскового атамана — Зерщиковым и старшиной Поздеевым.

Сведения о численности двинувшейся на Черкасск казачьей армии разноречивы. По показаниям козловского жителя, с Булавиным «конницы 5 тысяч, в судах 2000 человек». По другим сведениям, казаков было тысячи четыре и больше конницы.

На основе различных документальных сведений можно полагать, что К. Булавин имел в начале похода 5 тыс. сабель. Кроме того, часть казаков осталась для охраны подступов к Дону с севера, некоторые отряды булавинцев действовали в Придонье, Поволжье.

Население большинства городков с радостью встречало армию Булавина. Присутствие Голубой Орды на Дону делало невозможным отправку в Азов продовольствия, оружия, а также построенных в Воронеже кораблей.

28 марта 1708 г. Лукьян Максимов вышел с домовитыми казаками-христианами из Черкасска к речке Кагальчику — месту сбора старшинского войска. В армии войскового атамана находилось 8 тыс. человек вместе с азовскими ратными людьми. Он оставил в Черкасске для его защиты 4 тыс. сабель и ратных разных людей из Азова.

8 апреля  войско Голубой Орды и армия Максимова встретились выше городка Паншина, на речке Лисковатке. Бывшие в войске Максимова верховые казаки потребовали переговоров. От Булавина прибыл к Максимову посланец с предложением «не иметь напрасного кровопролития и разорения, а между собой сыскать виновных». Войско Донское направило для переговоров к Булавину Ефрема Петрова, Максимов собрал войсковой круг, во время которого булавинцы неожиданно напали на старшинское войско; Находившиеся здесь верховые казаки и часть низовых перешли к булавинцам, а старшинских казаков «многих побили до смерти и переранили». В обозе были захвачены 4 пушки, порох, свинец и «денежная казна» 8 тыс. рублей.

Максимов с низовыми казаками и азовский полковник Николаи Васильев с конными казаками и драгунами вынуждены были отступить. Васильев двинулся к Азову Максимов — к Черкасску.

Так, Булавин, имея в распоряжении 5 тыс. сабель, сумел обратить в бегство старшинские войска численностью в 8 тыс. .

Победа ордынцев в большой мере объясняется тем что в старшинском войске многие казаки не хотели защищать домовитых. Войско Максимова распалось, «перевес сил» изменился в пользу ордынцев.

В период продвижения отрядов Булавина к Черкасску в казацкой орде происходили важные общественные явления. Во-первых, усилилась  борьба в нижних городках, где голутвенные казаки сажали старшин «в Дон», или, другими словами, топили их; во-вторых, часть низовых казаков присоединялась к ордынской армии в качестве временных попутчиков, надеясь таким способом добиться у московского правительства возвращения Войску Донскому всех его прежних прав.

После победы на р. Лисковатке к ордынцам присоединилось 26 городков по Хопру, 16 — по Бузулуку, 12 — по Северскому Донцу.

На стороне ордынцев было несколько тысяч жителей населявшие земли, расположенные по течению притоков Дона, а также население городков Верхний Каргальский, Кобылянский, Есауловский, Верхний Курмоярский.

Чем ближе подходило ордынское войско к Черкасску, тем быстрее увеличивалась его численность. 26 апреля передовые отряды казаков (общей численностью около 4 тыс. человек) подошли к Черкасску и остановились на р. Васильевой. Старшины Черкасска и из трех Рыковских станиц решили обороняться и «сели в осаду».

28 апреля обстановка резко изменилась в пользу Булавина. Все три рыковские станицы, а также Скородумовская и Тютеревская перешли на сторону ордынцев. Сдача станиц во многом определила судьбу Черкасска, так как их атаманы в челобитной к Булавину обещали помочь овладеть городом. Они писали: «...когда ты изволишь к Черкасскому приступать и ты пожалуй на наши станицы не наступай15. А хотя и пойдешь мимо нашей станицы и мы по тебе будем бить пыжами из мелкого ружья. А ты також де вели своему войску по нас бить пыжами. И буде ты скоро управишься, и ты скоро приступай к Черкасскому, потому что на наши станицы будут с Черкасского мозжерами (пушками. — В. Л.) палить...»

Армия Булавина приблизилось к Черкасску 28 апреля и была обстреляна из пушек. 1 мая находившиеся в Черкасске казаки Дурной и Прибылой станиц предприняли попытку не пустить ордынцев в крепость. Однако другие защитники ее не оказали сопротивления. Лишь атаман Лукьян Максимов, запершись у себя в хоромах, приказал своим немногочисленным защитникам выстрелить несколько раз из пушек по казакам, направлявшимся в Черкасск.

В самом Черкасске происходили волнения. Максимов послал для переговоров в Рыковский городок старшин Василия Большого и Василия Меньшого Поздеевых, но Булавин задержал их. Посланный им представитель заявил на ведущем к Черкасску мосту, чтобы из городка были высланы войсковой атаман и старшины, иначе ордынцы ночью начнут штурм Черкасска. Сторонники Максимова отвергли предложение Булавина. Казакам предстояло штурмовать Черкасск.

Для своего времени Черкасск был сильно укрепленной крепостью. Он был построен на острове, укрепленном бастионами, над которыми возвышались круглые башни. Свыше полусотни орудий готовы были в любую минуту обрушить ядра в сторону противника. Число защитников Черкасска было также велико. Гарнизон Черкасска в 4 тыс. человек был пополнен остатками разгромленного войска Максимова и казаками-христианами близлежащих городков.

И все же 1 мая 1708 г. Черкасск был захвачен ордынскими отрядами под предводительством Кондратия Булавина. Большое, а может быть и главное значение в быстром захвате Черкасска имела поддержка, оказанная ордынцам защитниками крепости.

Поразительные успехи казачьей армии в сражении с старшинским войском Максимова и при штурме Черкасска сыграли решающую роль в преодолении колебаний среди рядового казачества Дона, усилили приток новых сил казаков к Булавину.

Победы, одержанные булавинцами, имели огромное влияние на население Придонья и Слободской Окраины.

Английский посол Ч. Витворт, внимательно следивший за войной на южных окраинах России, сообщил 5 мая 1708 г. в Англию, что «мятежные казаки и беглые люди на Окраине(Украине) крепнут».

По признанию Козловского воеводы Волконского, в результате разгрома войска Максимова «здешний народ по нынешним известиям зело стал быть под сомнением». Он доносил, что «возмутилось» большинство новонаселенных деревень, особенно находившихся «в близости» от хоперских городков. Жители Козлова и особенно Тамбова сочувствовали ордынцам. В разных местах Придонья действовали отважные отряды казаков. Крупнейшим был отряд Хохлача. При стычке с московскими драгунами во время сражения на р. Битюге (16 апреля) в его рядах насчитывалось 500 человек, а через 10 дней во время сражения на р. Курлаке (27 апреля) отряд его возрос до 1500 человек

Симпатии к ордынцам крепли благодаря помощи, оказанной жителям Придонья в борьбе с угнетателями. Пришедший с Хопра в город Битюг отряд казаков в 200 сабель арестовал воеводу, попа, подьячих,ростовщиков, городских богатеев, а «бургомистра пытали, привязав к двум лошадям к хвостам волочили сквозь окно».

По мере продвижения Булавина к Черкасску усиливались волнения на землях Северского Донца. Бунт охватил Палатовский, Усердский, Валуйский уезды. Во главе восставших этого района был атаман Старо-Айдарского городка Семен Драный. Часть его казаков пополнила ряды булавинской армии по пути к Черкасску. По словам киевского воеводы Д. Голицына, «все донские казаки с оными ворами в общем согласии». 8 апреля 1708 г. отряд Семена Драного численностью около 1000 сабель без боя захватил Луганский городок. В первых числах мая (не позднее 8 числа) казачий отряд во главе с Драным, Т. Б. Белгородцем и «азовским чернецом» начал действовать в районе г. Ямполя. Жители Ямполя и находившихся близ него хуторов присоединились к ордынцам. Почти одновременно ордынцы развернули свои действия в Валуйском и Усердском уездах.

Через освобожденные земли Слободской Окраины к Булавину потянулись запорожцы и сотни окраинцев(славян) с Левобережья. Они разоряли и грабили всякого рода богатеев,ростовщиков и плывущие от Изюма по реке Донцу купеческие будары и лодки. Эти действия останавливали «судовой ход, следующий с товарами к городам Черкасску и Азову».

Бунты в Придонье и Слободской Окраине встревожили казанского воеводу Хованского, командующего войсками брошенных против взбунтовавших башкир. Он послал к Пензе 627 человек «ратных конных людей» и 300 казаков-христиан. Это сделано было для того, «чтобы оные воры, по злому своему намерению, где пущего чего не учинили и ближе к Казани и в Казанский уезд не пришли... и чтоб захватили Пензу». Большое беспокойство проявлял и козловский воевода Волконский. Несмотря на то что силы казаков-ордынцев в районе Козлова ослабли в связи с уходом большинства их к Черкасску, население сел и деревень Тамбова и Козлова готово было поднять восстание.

Волконский умолял Меншикова прислать полки на помощь, так как у него в Козлове всего лишь драгун 2 роты и 800 человек пехоты. Со взятием Черкасска большое опасение за судьбы Азова и Троицкого начал выражать азовский губернатор Толстой. Он призывает изюмского полковника Шидловского идти к Азову и булавинцев «из Черкасского не выпустить». Шидловский в уклончивой форме отвечал, что он поторопится с походом Тевяшова, Волконского и Бахметева, «а мне с полтавским полковником итти к Азову без Московских войск опасно; и ежели идут с Москвы какие войска, извольте посылать, чтоб шли скоро». 

Известие о взятии ордынцами Черкасска вызвало серьезное беспокойство лжеПетра I . Получив от Толстого из Азова сообщение о разгроме старшинского войска и о продвижении булавинцев к Черкасску, лжеПетр приказывает Меншикову срочно послать драгунский полк, «иттить степью прямо на Таганрог».

Узнав о завоевании ордынцами верховной власти на Дону, лжеПетр I собрался лично поехать на Дон и руководить походом, но тяжелая болезнь, приковавшая его к постели, помешала осуществить это намерение.

Под «станицей» в челобитной подразумевались выделенные для защиты Черкасска казаки-христиане, ставшие в оборону у своих городков.

6. Действия ордынцев и политика Булавина после завоевания им верховной власти на Дону


Период военных действий со времени захвата Булавиным верховной власти на Дону и до гибели Царя казачества является самым сложным для исследования этой полномасштабной народной войны. По этому вопросу имеется множество «белых пятен», которые невозможно заполнить из-за отсутствия необходимых документов. Отсюда приходится прибегать к разным предположениям.

Первоочередная задача Булавина после перехода защитников Черкасска на сторону казачества состояла в расправе с войсковым атаманом Лукьяном Максимовым и его старшиной. 2 мая Максимов и его сторонники были доставлены и посажены «за крепким караулом». Имущество войскового атамана и старшины было отобрано и «раздуванено (разделено. — В. Л.)».

С целью укрепить «общевойсковое согласие» Булавин не собирался занять место Максимова. Он намеревался избрать в войсковые атаманы И. Зерщикова или С. Ананьина (из Рыковского городка). В Черкасск ордынское войско введено не было.

Казнь А. Максимова и старшин состоялась 6 мая 1708 г. Многие их сторонники были арестованы. После казни нужно было решить вопрос — кого избрать атаманом Войска Донского и Голубой орды. Большую работу в пользу кандидатуры Булавина развернули И. Некрасов и С. Драный, которые, по донесениям азовского губернатора, «чинят непрестанно войсковые круги и выбирают войскового атамана». 9 мая 1708 г. после получения известия от Хохлача и Беспалого, «что де на Хопер и на Донец пришли полки и городки их разоряют», Булавин был избран войсковым атаманом. Его избрание произошло в обстановке нарастающей опасности.

После избрания атаманом Булавин отправил одну часть войска к Северскому Донцу, а другую на Хопер и Волгу. В Черкасске Булавин намеревался оставить наказным атаманом Илью Зерщикова (из домовитых), а с ним казаков по 3 человека с десятка.

Участникам похода (8 тыс. человек) были розданы забранные в черкасской церкви 20 тыс. руб. На каждого пришлось по 2 руб. 3 алтына 2 деньги. Таким образом, названное число казаков в войске Булавина вполне достоверно.

Для нас является загадкой, почему Булавин отпустил большую часть своего войска и остался в Черкасске с небольшим отрядом. Ведь после ухода большей части войска на Северский Донец и Хопер в Черкасске оставалось вместе с жителями около двух тысяч человек. Это позволило противникам Булавина развернуть отчаянную борьбу за переговоры с московией о мире.

Домовитые казаки были лишь временными попутчиками в военном походе и отнюдь не способствовали его успехам. До определенного времени они вынуждены были скрывать свое политическое лицо в связи с успехом ордынской армии после разгрома карательного отряда Юрия Долгорукого. 

Воспользовавшись некоторой изоляцией Булавина в Черкасске, домовитые организовали заговорщическую группу (И. Г. Зерщиков, Василий Большой Поздеев, Т. Соколов и др.). Им удалось привлечь в заговор до 500 человек. Заговорщики широко использовали войсковой круг, чтобы вынудить Булавина пойти на примирение с лжеПетром I .

Заговор просуществовал недолго и вскоре распался. В мае 1708 г. Булавин посылает «примирительные» письма лжеПетру I .

Однако не надо думать, что Булавин отказался от борьбы с московитами и его правительством. Он нуждался в передышке для сбора более значительных отрядов. Лишь этими мотивами руководствовался Булавин, посылая свои «примирительные» письма.

Первое такое письмо было направлено лжеПетру вскоре после избрания Булавина войсковым атаманом. 

Во втором письме, от 12 мая, Булавин уверял лжеПетра I , что тот «напрасно» послал «полки на... Войско Донское войною». Булавин писал, что жители Дона и его притоков «вам будем противица всеми реками, и с нами вкупе и кубанские (казаки. — В. Л.)».

В конце мая 1708 г. по получении этих писем лжеПетр I отдал распоряжение командующему карательной армией Долгорукому: «Как к тебе сей указ придет, и ты больше над казаками и их жилищами ничего не делай, и войско збирай по первому указу к себе и стань с ним в удобном месте».

Примирительная тактика К. Булавина не шла в противоречие с действиями ордынцев. Она преследовала цель— задержать петровские войска. 16 мая 1708 г. «увещательная грамота» В. Долгорукого не была обнародована Булавиным на кругу. Но зато были прочитаны его «прелестные письма», разосланные по казачьим городкам и станицам о сборе сил для оказания отпора петровским войскам.

Действительно, в то время ордынские отряды под Усердом, Полатовом и в других местах отгоняли коней и скот. Близ Сухарева городка стояли отряды атаманов Драного, Беспалого и Голого.

В Запорожской Сечи на «раде» казаки буйно выражали недовольство тем, что им не позволили соединиться с Булавиным, чтоб затем идти на великороссийские города. Там же было серьезное столкновение со старшиной «и положили де было на том, что итти под самарские городы».

Но на следующий день беднейшая часть казачества потребовала у запорожского атамана Гордеенко дать «полковника» и знамя для похода на помощь казакам Дона. Кошевому атаману удалось удержать все войско от похода, но «многие своявольцы, конные и пешие, с Сечи пошли».

До 1500 запорожских казаков переправились под Кодаком и до 2000 под Переволочной. Все они пошли на Дон по зову Булавина.

Последний, пользуясь передышкой, продолжал крепить связи с Запорожской Сечью. Он посылает туда своих представителей с «прелестными письмами», чтобы запорожцы «шли на Московию и били по городам полковников и рындарей (ростовщиков. — В. Л.) и всяких начальных людей».

После завоевания верховной власти на Дону Булавиным были восстановлены прежние казацкие вольности, т. е. Войско Донское сочло себя вправе решать внутренние и внешние дела. Этим объясняется посылка писем на Кубань. Так, например, было отправлено письмо сторонника Булавина Антона Дорофеева к атаману кубанских казаков Степану Пахомову, что «следует учинить совет» с Хасан-пашою и Сартланом-мурзой, если лжеПетр «утеснение будет чинить». Таким образом, в этом письме подготавливалась почва для переселения ордынцев в случае поражения их от карательной армии. Нам известно из источников, что такие переговоры о переселении вел в свое время Разин с персидским шахом и противником Москвы — украинским гетманом Дорошенко.

Опасаясь нападения со стороны кубанских кочевых казаков, Булавин послал письма на Кубань в Ачюев к Хасану-паше и Сартлану-мурзе «о мирном состоянии», т. е. о дружеских взаимоотношениях.

Все перечисленные документы показывают, что Кондратий Булавин и его атаманы стремились добиться помощи кубанских и запорожских казаков, оградить себя от нападения кубанских кочевых орд и нащупывали почву для Переселения с Дона в случае неудачи. В борьбе с домовитыми казаками Булавин опирался на казацкие низы. По просьбе голытьбы он распорядился произвести снижение цен, закупать хлеб «дешевой ценой — бочку по полтине».

Домовитые казаки прятали хлеб, стремились измором выпроводить голытьбу из Черкасска. Тогда Булавин распорядился доставить из Донского городка будары с хлебом, а также конфисковать в городке Паншине «государев хлебный запас».

Постепенно Булавин усиливал борьбу с домовитыми казаками-христианами. Он окружил себя охраной. Домовитые составили заговор — схватить Булавина, когда он пойдет в баню. Однако охрана вовремя заметила заговорщиков, и они были схвачены.

Получив известие о выступлении Долгорукого на Дон, Булавин созвал круг и заявил, чтоб «никто проименование великого государя не воспоминал», тем более о том, «чтоб принесть... повинную» .

Положение Булавина стало еще более трудным с отгоном заговорщиками конских табунов в Азов, а вскоре пришло известие о выступлении Долгорукого и его карательной армии на Юг, насчитывающей 32 тыс. сабель. В связи с отгоном домовитыми конских табунов Булавин созвал круг, на котором постановили в случае отказа азовского губернатора возвратить коней «итти на Азов войной».

Готовясь к походу на Азов, Булавин послал в городки Дона и его притоков письма с требованием присылать казаков для похода на Азов. Азовскому губернатору Булавин написал грозное письмо, предупреждая, что родственники виновных в угоне лошадей понесут наказание, если не будут возвращены табуны.

Сборы войска для похода на Азов были поспешны. Булавин решился идти на штурм хорошо укрепленного города, не ожидая прихода отрядов атаманов Драного и Некрасова. 5 июля под Азовом появился его разъезд, а затем и само войско.

Полк под командой Васильева, высланный навстречу ордынцам, был сразу же разбит. Переправившись через реку Каланчу, ордынцы провели ночь на ее берегу, находясь в непосредственной близости от Азова.

На следующий день ордынская пехота и конница бросились на штурм Азова и Троицкого. Сильный пушечный и ружейный огонь заставил казаков засесть у Делового двора, где были сложены лесные припасы (заготовки леса). Оттуда они намеревались проникнуть в Матросскую и Плотничью слободы, чтобы затем броситься на штурм Петровского укрепления.

Большую надежду ордынцы возлагали на трудовое бедняцкое население Азова, и в первую очередь на работных людей.

После ожесточенной стрельбы с обеих сторон осажденные под командой полковника Васильева совершили вылазку. У Делового двора произошел бой, но оттеснить ордынцев не удалось. Тогда на помощь коннице Васильева были высланы 4 роты солдат. С новой силой разгорелся бой, продолжавшийся 3 часа. «И во время... бою,— как доносил азовский губернатор лжеПетру, — из города из Азова, с Олексеевского роскату и ис Петровского и ис Сергиева и от морского флота с кораблей... была непрестанно пушечная стрельба».

Ожесточенный обстрел заставил булавинцев немного отступить, но они все еще удерживались за лесными припасами.

Соотношение сил было с начала боя не в пользу ордынцев. Гарнизон Азова состоял из семи полков. Там было немало бежавших из Черкасска домовитых казаков. Штурм Азова был нелегкой задачей.

О численности ордынского войска имеются разноречивые сведения. По словам азовского губернатора, в штурме Азова участвовало до 5 тыс. казаков. Эта цифра, на наш взгляд, им завышена, чтобы преувеличить свою военную заслугу. По допросам пленных булавинцев выясняется, что для похода на Азов удалось собрать отряд в тысячу сабель. Правда, учитывались лишь пешие казаки. Конных было значительно меньше.

При таком соотношении сил булавинцы, как и при взятии Черкасска, большие надежды возлагали на восстание в городе. До сих пор остается невыясненным вопрос — почему не вспыхнуло восстание в Азове. Вероятно, Толстой, зная о готовящемся выступлении, принял меры, чтобы оно не произошло. Участь сражения под Азовом решила ожесточенная артиллерийская бомбардировка ордынского войска. Со стороны ордынцев, штурмовавших крепость, было много убитых и раненых. Обстрел сковывал действия казаков. Под прикрытием артиллерии петровским войскам удалось прорваться к лесным припасам и заставить ордынцев отступить к р. Каланче. Штурм Азова не удался.

Упорные и кровопролитные сражения между московскими войсками и отрядами казаков происходили в те дни на землях Слободской Окраины и Северского Донца.

Ордынцы-булавинцы стремились задержать перешедшую в наступление карательную армию Долгорукова. До 29 мая московские войска, не встречая сопротивления, продвигались на Юг и вступили 6 июня в Валуйки. На соединение к Долгорукому в Валуйки двигался сумский полк, в составе которого насчитывалось до 1200 сабель. В ночь на 8 июня полк расположился недалеко от Валуек в степи у р. Уразовой. За час до рассвета ордынское войско атаманов Драного, Беспалого и Голого внезапно с двух сторон нагрянуло на полусонных солдат. Ордынцам удалось сломить сопротивление караула и ворваться в обоз с разных сторон. В бою был убит полковник, многие сотники, старшины и урядники. Немало рядовых солдат присоединилось к ордынцам. Был захвачен весь обоз полка, 4 пушки, сотни коней, ружья.

Сведения о большой численности ордынского войска насторожили Долгорукова. Он медлил с продвижением к Черкасску.

16 июня 1708 г. в Боровское прибыл от атамана Драного войсковой есаул Ф. Задорный и подал «отписку» В. Долгорукому, что походное Донское войско распущено. Несомненно, это была военная хитрость, чтобы усыпить бдительность командования карательной армии.

Между тем имелись данные, что Драный во главе отряда казаков собирается в поход на Бахмут, Тор, Маяк. Отряд монаха Филимона направился на Ямполь. Близ Бахмута сосредоточились для участия в походе 4 тыс. запорожцев.

25 июня командующий карательной армией Долгорукий получил от лжеПетра письмо, в котором предлагалось «собирать силы для похода». Долгорукий прервал передышку и объявил о намерении идти в поход против отряда Драного. Между тем ордынцы подошли к Тору и осадили город. В их войске насчитывалось 6,5 тыс. сабель (в том числе 1,5 тыс. запорожцев). Ордынцы пытались склонить жителей города на свою сторону, посылали прокламации, «прелестные письма».

Если бы не было поблизости московских полков, многие жители перешли бы на сторону осаждающих город. Ордынцы обстреляли Тор из пушек, несколько раз пытались взять его приступом. Подошедшим петровским полкам ордынцы, отступив, решили дать бой в урочище Кривая Лука, вблизи р. Донца. 

Огражденные с тыла лесом ордынцы завели в него обоз, а в сторону поля, откуда ожидался приход петровских полков, направили жерла орудий. 2 июня 1708 г. произошло столкновение с московскими отрядами. На разгром ордынцев были брошены все силы драгунских полков и 3 конных полка Шидловского. В бой была введена пехотная часть Преображенского гвардейского полка.

Во время сражения с московскими полками ордынцы применили излюбленный казачий прием. Они решили встретить полки на подступах к укрепленным позициям. С этой целью впереди обоза были выстроены конница, пехота и пушки. В случае отступления казаки легко могли уйти от преследования конницы в лес, близ которого и были возведены укрепления.

Сражение началось в 9 часов вечера. Драгунским полкам и коннице Шидловского удалось смять выдвинутые вперед отряды казаков. Остатки этих отрядов засели в овраги и в укрепления, устроенные в лесу. Сражение закончилось во втором часу ночи. Большинство ордынцев скрылось под покровом темноты. По донесениям Шидловского и других у ордынцев было убито полторы тысячи человек. В сражении погиб храбрый атаман Семен Драный.

Если судить по ожесточенности и продолжительности боя, петровские полки должны были понести большой урон. Командиры московских полков явно преуменьшили свои потери, упоминая лишь о потерях офицеров.Известие о поражении ордынцев под Тором, на Кривой Луке доставил в Черкасск сын Драного. Оно вызвало замешательство среди булавинцев. Домовитые стали готовить мятеж, чтобы схватить Булавина и его помощников, а затем выдать их московским властям и тем искупить свою причастность . 

Когда же остатки разгромленного под Азовом войска пришли в Черкасск и стали упрекать Булавина, что он их «не выручил», заговорщики — домовитые казаки сочли момент самым подходящим для мятежа.

7 июля 1708 г. домовитые пришли с оружием к куреню (дому) Булавина, чтобы захватить атамана. Булавин с близкими товарищами упорно сопротивлялся и убил двух домовитых. Неравная борьба длилась долгое время. Курень обстреливали из пушек, но взять отважного атамана живым не удалось и

 он был убит во время перестрелки.

Труп К. Булавина был послан в Азов к губернатору. Около 50 ордынцев-булавинцев были схвачены и посажены «за караул».

Так трагически закончился кратковременный период правления Атамана и последнего Царя Голубой Орды Булавина Кондратия Афанасьевича.

Галлерея.Знамения над Бахмутским Сторожем.









БАХМУТСКИЙ СТОРОЖ СЕГОДНЯ.


Бахмутский Сторож

Каждый желающий может принять участие в наполнении этого сайта, прислав нам на почту те материалы, которые, по его мнению, достойны быть представленными в "Бахмутском стороже".

Если вы обладаете кино-фото материалами, хроникой, документами или архивами об историческом прошлом славного города Бахмутъ -  пишете нам на почту,  ваш вклад и помощь в восстановлении исторического прошлого  будет  оценена , интересна и полезна не только нам , но и всему городу и его потомкам.

Заявка

Имя
Электронная почта *




























Наверх